Якутские чороны: традиции и современность

21 октября побывала я на круглом столе, посвященном якутским чоронам. Думала будет скука смертная, а оказалась настолько интересная и живая тема! Столько исследований, столько мастеров, такие дискуссии.

Самая главная проблема — как сохранить традиции изготовления деревянного чорона? Еще один важный вопрос: как относиться к фарфоровым чоронам и не препятствует ли их появление решению главной проблемы? Вот на них и постарались ответить участники круглого стола. У некоторых из них я взяла интервью.

С 12 по 22 октября прошла декада «Народное искусство – национальное достояние». В программе были выставка-ярмарка работ народных мастеров, смотр-конкурс раритетных чоронов, научно-практическая конференция и другие мероприятия.

В субботу, 21 октября, состоялся круглый стол, посвященный якутскому чорону. Обсуждались проблемы сохранения традиций, передачи знаний новому поколению мастеров, внесения искусства изготовления чоронов в список шедевров устного и нематериального культурного наследия человечества ЮНЕСКО. Специалисты Центра интеллектуальной собственности РС(Я) познакомили участников со способами защиты авторских прав и приобретения патентов.

Помимо слов, сказанных во время выступления, интересно узнать мнение участников круглого стола по некоторым вопросам, которые часто возникают у людей, не связанных с ремеслом или искусством. Они с удовольствием на них ответили и, надо сказать, что мнения разошлись.


Александр Николаевич Гоголев, директор Национального центра «Симэх1», заслуженный деятель искусств РС(Я)

— Сегодня много говорили о сохранении традиций. Однако в последнее время стала очень популярна фарфоровая посуда в национальном стиле, в том числе чороны. Как вы к этому относитесь?
— Современная жизнь, изменение жизненного уклада требуют, наверное, нового взгляда и новых решений. И в этом плане я не против фарфоровых чоронов. Но фарфоровый чорон это уже хозяйственный сосуд, посуда. А наш старинный, деревянный, священный сосуд Чорон требует к себе трепетного, бережного отношения и, конечно, почитания. Это вершина народного искусства народа саха. Выше нет. Есть одежда, есть косторезное искусство, но выше Чорона всё равно нет. Так что мы на сегодняшнем круглом столе попытаемся определить значение этого сакрального сосуда в духовной жизни нашего народа. И есть у меня мечта — включить искусство изготовления нашего Чорона в список нематериального, духовного наследия человечества ЮНЕСКО. Мы будем работать в этом направлении. Нужно привлечь к этому не только художников и мастеров, но и научное сообщество, искусствоведов, в общем, специалистов по всем направлениям.

— Чорон это священный сосуд для совершения традиционных обрядов и ритуалов. Какой чорон, или может быть чороны, нужно использовать во время благословления молодоженов на свадьбе?
— Чороны бывают нескольких видов, но обычно для ритуального освящения, для ритуальных обрядов и торжественных моментов обращаются к Тойон Айах чорону. Это кубок большого размера на одной ножке. В старину, да и в наше время, алгысчиты прибегают к этому чороону.

— Чем отличаются чороны на одной ножке и на трех?
— Наши предки жили в таких не комфортных условиях. И я думаю, что всё дело в этом. Почему у нас столы на трех ножках? Пол и поверхности были неровные. На четырех ножках устойчивое положение было сложно найти, а на трех гораздо проще. То же самое с чороном. Для маленьких чоронов начали делать три ножки. Я думаю, что это скорее более утилитарное решение.


Александр Андреевич Никифоров, народный мастер, учитель труда. Хангаласский улус, село Булгунняхтах.

— Как вы относитесь чоронам из фарфора?
— Да, сейчас всё реже пользуются нашими традиционными чоронами. В последнее время перешли на керамику и фарфор. Это гигиенично, эстетично и так далее. Но если придерживаться традиций, то посуда должна быть деревянной. Говорят, раньше тоже были керамические чороны, что они с древних времен. А мы знаем, что первые чорон изготовлял, распространял наш предок Эллэй. Он начал этим заниматься. Мы народные мастера придерживаемся этой традиции. Изучаем ее.

— Сколько времени уходит на изготовление чорона?
— Работа по древесине, изготовление чорона, это трудная работа. Это сложный технологический процесс. Начинается всё с заготовки. Надо выбирать дерево, потом привезти, правильно засушить, чтобы оно не потрескалось. И потом уже начинается изготовление – вручную или на станке точат. Это уже от мастера зависит. Используются токарные станки. В старину были самодельные станки, которые вращали руками. Я вот сравниваю с процессом изготовления изделий из металла: ножи, хомусы. Работа по древесине сложнее, чем по металлу. Металл по физическим свойствам проще – гибкий, пластичный. Из него можно как из пластилина лепить, изгибать, менять форму. А древесина она живая. Если допустишь ошибку, дерево лопнет, треснет и всё.

— А вы делаете чороны для себя или работает на заказ?
— Я делаю чороны для себя. Чтобы хранить традиции и обучать детей. Заказы не принимаю. Работать на заказ для меня психологически сложно. Потому что меня подгоняют сроки, требуют качество. Когда сам себе делаешь, с хорошим настроением, в свободное время, тогда работа получается хорошо. Для меня это хобби.

— Какой орнамент самый любимый?
— Такого нет. Мы берем за образец старые чороны. Стараемся скопировать узоры с них. Я самостоятельно ничего не вношу. Если придумывать от себя, то это будет уже не традиционный чорон. Нельзя ни форму менять, ни орнамент.

— Получается, полета творчества у вас нет?
— Я еще не достиг такого уровня. Уровня прежних мастеров. Мы просто учимся, копируем. Поэтому никакой самодеятельности.


Сергей Соломонович Петров, народный мастер. Хангаласский улус, село Качикацы.

— Как давно занимаетесь ремеслом?
— Со школы, лет двадцать наверное. Я всегда работал руками: строил дома, плотничал. В последнее время основным делом стало изготовление чоронов. Чувствую, что нашел своё призвание. Раньше я их точил на токарном станке, а потом стал делать полностью по традиции – вручную. Раньше и с узорами фантазировал, и с формой — не придерживался канонов. А сейчас появились наставники. По их советам делаю традиционные чороны. Без самодеятельности. Началась настоящая учеба, можно сказать. И вот уже два года изготавливаю чороны полностью вручную.

— Какие виды узоров вы используете? Есть такой, который больше нравится?
— Я использую только традиционные узоры. Любимых нет. У нас в селе в музее есть старинные чороны. Беру их по одному и копирую. Вот только так. Еще не закончил все чороны в этом музее копировать. Это от материала зависит. Иногда бывает, что хороший материал не попадается. Случается, что внутри березы оказывается чернота, а это уже негодное сырье. Так что это редкость когда попадается хорошее дерево.

— А когда вы ходите за заготовками?
— Примерно в это время заготавливаемся – конец октября, начало ноября. По преданиям так должно быть. Дерево спит, оно успокоилось, лето прошло. И уже немного сухое. При заготовке проводим обряд, разжигаем костер – всё как должно быть. Много брать нельзя – столько, сколько сможешь использовать.

— Сколько времени уходит на изготовление чорона?
— От заготовки до готового изделия у меня уходит два месяца. Инструменты я делаю сам, станками не пользуюсь. Познакомился с кузнецами, поработал с ними несколько лет. Три года ушло, чтобы научиться делать инструменты.

— А какие это инструменты?
— Например, «иэд быhах» для того чтобы выскабливать внутреннюю часть чорона. Есть еще три ножа разных размеров и несколько совсем маленьких для нанесения узоров.

— Кто чаще всего заказывает чороны и для чего?
— Заказы делают люди в возрасте, чаще женщины. Обычно для частной коллекции.

— Как относитесь к керамическим и фарфоровым чоронам?
— Я думаю они только для украшения или повседневного использования нужны. Мыть их легче, гигиенично. Но сакральной, духовной ценности в них нет. Прошлым летом меня пригласили на закрытыой обряд. Называется «Ытык Дабатыы» — это представление молодого шамана верхним духам. По традиции мастера по дереву должны делать обереги. И мы всю ночь вырезали их. Шаманы во время обряда использовали керамический чорон. То есть даже они уже начали терять традицию и перестали пользоваться деревянными. Это дало мне дополнительный стимул заниматься традиционным ремеслом по всем канонам. Нужно возрождать.


Владимир Прокопьевич Егоров, народный мастер, учитель труда. Усть-Алданский улус, наслег Чаранг.

— Как вы пришли к изготовлению чоронов?
— Я учился в селе Булгунняхтах Хангаласского улуса. С самого детства начал заниматься. Учителем был Александр Андреевич Никифоров. Именно он привил любовь к чоронам.

— У вас есть своя мастерская?
— Сейчас нет. Я учу детей в своем наслеге, веду кружок «Дьоhур». Школа выделила помещение, там и работаем.

— Как всё-таки лучше делать чороны на станке или вручную?
— Станочное изготовление нужно для большей массовости. Традиционные технологии по заветам предков, тоже необходимо сохранять. Сейчас стараются сделать главным направлением ручное изготовление чоронов, потому что многие перешли на станочное производство. Я думаю надо постараться поддерживать оба способа.

— Как вы думаете, для чего сейчас нужно покупать традиционные деревянные чороны? Как их использовать?
— Чороны стали просто как сувенир. Люди ими не пользуются и даже понять не стараются. Если я сейчас по всем традициям вручную сделаю чорон и дам его людям, они просто поставят его как украшение. Поэтому очень важно донести правильное понимание чорона, его истинное значение. Это наше наследие с древних времен. А сейчас людей больше привлекают фарфор и керамика. Пытаются сэкономить или заработать деньги. Просто время такое. Но настоящий мастер должен изучать историю. Нужно хорошо знать Олонхо и то, что понял и прочувствовал передать дереву.

— Как правильно ухаживать за деревянным чороном?
— И старинный чорон, и недавно изготовленный мастером, обязательно нужно смазывать маслом или жиром. Потому что раньше их использовали каждый день и он пропитывался естественным образом. Хотя бы раз в неделю нужно протирать. Тогда чорон не потрескается и сохранится надолго.

— Можно ли вносить что-то от себя при изготовлении чорона?
— Нет, нельзя. Мы должны беречь наследие предков, стараться максимально его сохранить. Конечно, мастер может применить необычный узор, сделать четыре ножки или изобразить лошадиную голову на чороне. Только я считаю, что это не правильно. Чем ближе к традициям, тем лучше. В другом ремесле это возможно, но только не по отношению к чорону.

— Какие этапы существуют в изготовлении чорона?
— Сначала идешь в лес и ищешь своё дерево. Это отдельный сложный процесс. Выбираешь, приносишь дерево домой. По старинным традициям приступать к работе нужно пока дерево еще сырое. Очищаешь от бересты, придаешь форму. Потом нужно выскрести внутреннюю часть и приступать к нанесению узора. Финальный этап это обработка маслом и жиром. На самом деле весь процесс очень сложный и в двух словах полностью его не рассказать.

— Сколько по времени занимает изготовление чорона?
— Можно месяцами делать. Если чорон большой, то еще дольше. Процесс сушки дерева очень медленный. Будешь его ускорять – может и потрескаться. От дерева многое зависит и от сезона. Зимой можно делать не спеша. Летом, когда жарко, дерево очень быстро сохнет и трескается, поэтому постоянно заносишь в булус отлежаться. Многие стараются ускорить процесс, но от этого страдает качество.


Софья Трофимовна Попова, директор ООО «Чорон ХХI век».

— Из каких материалов изготавливаются чороны на вашем производстве?
— Мы делаем чороны и якутскую национальную посуду из фарфора, занимаемся литьем керамики из местного сырья. Недавно занялись столярным производством. Деревянные чороны мы в продажу не пустили. Пока в виде эксперимента обучаем детей в колледже. Учим работать на станке и вручную вырезать орнамент. Готовим молодых сотрудников. После трех лет в колледже начинается обучение на нашем производстве. Чтобы работать у нас, нужен характер, нужно состояться как мастеру, своими руками изготовить не один чорон. Это очень тяжелый труд.

— Как вы считаете, чорон предназначен только для ритуалов или его можно использовать в повседневной жизни?
— Должны быть оба варианта. С одной стороны, это сакральный сосуд для обрядов. Однако у нас есть культура использования якутских украшений, национальной одежды, традиционных блюд. Поэтому должна быть и якутская национальная посуда. Мы живем в современном мире, который диктует свои условия. Есть санитарные нормы, к нам приезжают гости из других стран с определенными понятиями о гигиене. Мы встречаем их в национальной одежде и украшениях, предлагаем блюда якутской кухни. Но в деревянной и берестяной посуде этого делать нельзя, ведь они могут отказаться попробовать или заболеть, потому что здоровье более хрупкое. Деревянную посуду не так легко помыть и должным образом обработать.

— Способствует ли фарфоровая посуда в национальном стиле сохранению якутских традиций или размывает их?
— Я считаю, что способствует. Ведь изначально якутская посуда была керамической. Потом появилась деревянная посуда. И закономерно, что после деревянной пришла фарфоровая. Фарфор, керамика и дерево это всё материалы природные. Для того чтобы сохранить культуру мы должны издавать книги, делать выставки, тщательно записать технологию предков.

— Почему для производства выбрали завод в Китае?
— Китай не самая простая страна для сотрудничества. С ними очень трудно работать. Однако они как азиаты нас приняли. До этого я пыталась наладить контакты с российскими заводами. Очень много их посетила. Они к нам отнеслись немного свысока. Не пускали к мастеру, который работал по модели, например. Поэтому через два года безуспешных поисков, я договорилась с китайским заводом. Они нас приняли с открытой душой. Наших мастеров пускают внутрь завода, всё показывают, рассказывают. Конечно, есть секреты производства, ведь у них целый город занимается фарфором. В основном эти секреты касаются состава.

— Как изготавливаются чороны из фарфора?
— Производство чоронов у нас полуфабрикатное. Мои мастера делают модель, строго соблюдая каноны. Затем в Китае производятся фарфоровые заготовки, готовые для росписи. Их привозят в Якутск и наши мастера расписывают. Фарфор это очень сложное производство. Его в Якутии никогда не будет. Керамику можно, а фарфор нет. Это такая технология, такие заводы, это усидчивость, характер народа. Наша молодежь сейчас не хочет и не может так работать. И ремесло изготовления чоронов из дерева тоже требует усидчивости и терпения. Поэтому мастеров всё меньше и меньше. В Китае производство фарфора это национальное ремесло. По сути, мы объединили две азиатские традиции: китайский фарфор и якутский чорон. Это очень интересное соединение двух культур.

Естественно, всё мероприятие и часть интервью проходили на якутском языке. Я благодарна родителям, что хорошо понимаю по-якутски, хотя мало разговариваю на нем. Кстати, на мой взгляд перевод или даже проведение подобных мероприятий на русском языке могло бы поспособствовать развитию ремесла. В плане сбыта и передачи традиций русскоязычной молодежи. Таким образом можно было бы мотивировать их к изучению родной культуры, а может за ней и язык подтянулся бы. А вы как думаете?

 

Источник: http://dnevniki.ykt.ru/girl_ykt/1076867

288
Примечания:Описание
1СимэхВ 1992 году при Центре культуры и искусства им А.Е. Кулаковского создаётся галерея «Симэх» в целях популяризации работ мастеров, возрождения традиций народных ремёсел.
CreativeMinds WordPress Plugin CM Footnotes

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *